Татарское искусство

Татарское искусство

История татарского искусства.

На берегах Волги и Камы 5- 6 тысяч лет назад появились первые землепашцы. Постепенно совершенствовалась техника изготовления каменных орудий – их стали шлифовать и полировать. Крупным достижением явилось изобретение глиняной посуды. Посуда была лепной круглодонной и украшалась простейшим орнаментом. Начался переход от кочевой жизни к оседлой.
Во II тысячелетии до н. э. в Волжско-Камском крае начали изготовлять различные орудия из бронзы. В I тысячелетии до н. э. стали распространяться железные орудия: мотыги, топоры, копья, наконечники стрел и др.

Архитектура.

Традиции строительства домов казанских татар складывались веками под влиянием религиозных, эстетических и культурных особенностей населения края. Чаще всего жилые дома с фасадной стороны огораживались забором. Дома отстояли от красной линии улицы на 2 метра. С одной стороны такое расположение было связано с влиянием ислама и затворничеством женщин, а с другой стороны эта традиция уходит в булгарские времена, когда глубинное расположение построек исходило из оборонных задач. Характерной особенностью было также деление жилища на мужскую и женскую половины.

Декоративное убранство татарского дома отличается от традиционного украшения русских жилищ. Русские мастера применяли в основном резьбу по дереву, татары, напротив, использовали в основном богатую палитру красок. Историк Казани М. Худяков в своих «Очерках по истории Казанского Ханства» в 20-х годах нашего века писал: «Цвет — основная стихия татарского искусства, и в этом применении декоративной раскраски сильнее всего сказывается родство татар с Востоком. На раскраску ворот татары обращают особое внимание. Нигде различие в декоративном убранстве между русскими и татарами не проявляется так резко, как в окраске ворот, которые у русских украшаются лишь деревянной резьбой…» Основная гамма цветов почти всегда одинакова: зеленый, голубой, белый и желтый. Все цвета брались чистыми, без полутонов, отчего разрисовка ворот становилась сочной и яркой.

Архитектура татарского дома

Однако не только цвет, но и узорная резьба была важным элементом украшения жилища. Изображения солнца и геометрических знаков, птиц, цветов и мифологических символов можно и сейчас увидеть на старых домах и воротах.

Оригинальным было и внутреннее убранство дома. Особую живописность интерьеру жилища придавала декорировка стен матерчатыми украшениями с ярким цветовым колоритом, ткаными и вышитыми полотенцами, пологами, скатертями, салфетками, намазлыками (ковриками для молитв), шамаилами. Спальные места огораживались занавесью (чаршау), пологом (чыбылдык). По мнению этнографов, основные черты татарского интерьера несут отпечаток далекого кочевого прошлого.

Середина 18 века стала началом нового этапа развития татарской архитектуры. Его характерной чертой было вступление в тесный контакт с русской культурой и, как следствие, восприятие элементов западно-европейской культуры. Архитектура татарских байских домов и мечетей обрела стилевые характеристики барокко и классицизма, сохранив при этом традиционные особенности планировки и формы булгарского зодчества.

Монументальная архитектура казанских татар, бывших в составе Российского государства, развивалась в русле взаимодействия татарской культуры с русской и шире -европейской. В отличие от фрагментарности дошедших до нас памятников монументальной архитектуры, не позволяющих на протяжении веков проследить развитие резной декорировки, малая архитектурная пластика — каменные надгробия — вырисовывает нам непрерывную нить развития.
Она пронизывает ряд столетий и раскрывает нам особенности этого ремесла в различных центрах татарской культуры — в основном Казани и крупных сел Заказанья.

Татарское народное декоративное искусство.

Декоративное или декоративно-прикладное искусство включает в себя и убранство зданий, и одежду, и мебель, и всевозможную утварь, и ювелирные изделия, ткани и многое другое. Народное декоративное искусство, в отличие от искусства профессио¬нальных художников, опирается на многовековые традиции национальной культуры.

Татарский орнамент

Многообразны формы проявления художественного таланта в декоративном искусстве: их подсказала сама окружающая природа и условия трудовой деятельности. Узорное ткачество и ковроделие, вышивка тамбуром и золотое шитье, искусство резьбы по камню и дереву, кожаная мозаика и ювелирное искусство, художественная керамика и искусство каллиграфии играли в жизни народа важную роль, художественно оформляя его жилище, домашний быт, одежду, трудовую деятельность и в то же время свидетельствуя о созданной татарским народом материальной и духовной культуре.

Татарская вышивка.

В отличие от русских, украинцев, мари и других народов татары не применяли вышивку в одежде, но украшали предметы бытового назначения: полотенца, салфетки, скатерти, покрывала и оконные занавески, намазлыки (коврики для молитв). Большая часть этих вещей связана с оформлением интерьера жилища.

Обстановка и убранство татарского дома имело ряд особенностей. Дом не принято было делить на комнаты, а также загружать лишней мебелью, поэтому появились искусно вышитые занавески и пологи. Наиболее ценные из вышитых работ годами хранились на дне сундуков, доставались по случаю больших праздников.

Особенно красочным дом становился во время свадебных торжеств — все украшалось вышитыми и ткаными изделиями новобрачной. Этот обычай, демонстрирующий трудолюбие и мастерство невесты, жив и сейчас в некоторых сельских районах.

Татарская вышивка

Традиции народной вышивки сохраняются на селе также в связи с праздником сабантуй — молодые снохи дарят свои изделия победителям спортивных состязаний и игр.

Вышивка играет большую роль и в обряде, которым отмечается рождение первенца — молодая мать дарит полотенца своим близким и соседям.

Вышивка делалась обычно на ярком насыщенном материале — зеленом, желтом, фиолетовом, бордо. Вышивали крученым шелком, позолоченным или посеребряным шнуром, бисером, жемчугом. Большое значение уделялось орнаменту, который состоял из геометрических и растительных мотивов. В композиция цветущего сада, создаваемого мастерицами, можно было узнать красные маки и желтоглазые ромашки, тюльпаны и анютины глазки.

Особой красотой славились казанские полотенца, вышитые тамбуром серебряно-золотой нитью по белому шелку, они были известны далеко за пределами края.

Широко распространено было также и узорное ткачество, также связанное с бытом и носившее характер домашнего ремесла. Орнамент обнаруживает сходство со среднеазиатскими и азербайджанскими ковровыми изделиями, тогда как цветовая структура (преобладание красного и различных его оттенков) не имеет аналогий. Техникой ткачества владело большинство татарок, но ткани со сложными и многоцветными узорами делались обычно особыми мастерами, имеющимися в каждой деревне.

Татарское изобразительное искусство.

Национальный характер татарского народа ярко выражен в произведениях Урманче Баки Идрисовича. Среди них можно отметить такие работы, как «У сепаратора», «Девушка в желтом», «Чаепитие» и др. Художник четко передает действительность через свои внутренние ощущения, через любовь к своему народу и его культурному наследию. На картине «У сепаратора» изображена женщина-татарка в национальном костюме в интерьере крестьянской избы. Красивые ткани-драпировки составляют с ярким нарядом хозяйки в интерьере крестьянской избы целостный красочный ансамбль. В живописном решении использована излюбленная цветовая гамма татарского народа – сочетание желтых, красных, розовых и зеленых тонов, что придает картине оптимистический настрой.

татарская живопись

Тема народной жизни, ее величие и духовная красота, осмысленная в соотнесении с этнографическим материалом в творчестве художников И. Зарипова, И. Рафикова, К. Нафикова и др., вызывает чувство гордости за собственное прошлое и пробуждает в современном сознании уважение к народной культуре. И. Зарипов в своих картинах «Ахат-абый», «Зульфия», «Батыр» и др. настойчиво претворяет все то лучшее, что сохранилось от традиционной культуры родного народа: любовь к яркому сочному цвету, особое природное чувство декоративности, выраженное как в контрасте цветов, так и в тональной гармонии, а также стремление к пластической и ритмической завершенности композиций.

И. Рафиков в своей картине «В гости» показал близкий и знакомый фрагмент из жизни: в деревне по заснеженной тропинке в гости идут двое – нарядно одетая бабушка, несущая в тканом платке гостинец, и старик, который также с подарком неторопливо идет следом за ней.

Татарские ремесла и промыслы.

К середине XIX в. некоторые из традиционных ремесел татар перерастают в мануфактурного типа производства, так называемые «кустарные промыслы». К ним, наряду с чисто хозяйственными (обработка дерева, растительных волокон и др.), относились и художественные промыслы, в которых изготовление необходимых в быту и трудовой деятельности предметов осуществлялось по критериям не только пользы, но и красоты.

Предприятия художественных промыслов у татар появились в 40-е гг. XIX столетия с развитием товарно-денежных отношений, а также по причине малоземелья и расслоения крестьянства, как средство дополнительного заработка. Производство ремесленного характера возникало во всех регионах проживания татар — Поволжье и Приуралье, Западной Сибири, Крыму.

Художественные промыслы и ремесла, являясь синкретическим видом материальной и духовной культуры, сложились на базе народного искусства. Произведения этого искусства (к нему также применяли термины «бытовое искусство», «крестьянское искусство») создавались коллективным творчеством на основе преемственности традиции. Мастера-кустари производили в массовом количестве художественно оформленные предметы народного обихода, используя традиции как в технике исполнения, так и в орнаментации.

В середине XIX в. развитие традиционных ремесел достигло наиболее высокого уровня. Это относится к ювелирному искусству, золотому шитью, кожаной мозаике, вышивке, ткачеству, каллиграфии, резьбе по камню. В различных регионах проживания татар, преимущественно на селе, развитие получили также ковроделие, войлоковаляние (в создании ковров — киез, войлочной обуви и головных уборов), обработка металла, плетение из лыка и камыша, резьба и роспись по дереву и бересте, кожаное тиснение и аппликация.

В периодизации татарского искусства этап с середины XVIII до середины XIX в. отнесен к национально-классическому, а этап со второй половины XIX до начала XX в. — к общенациональному.

Татарские ремесла и промыслы

На первом этапе бурно развивалось ремесленничество в местах сельского и городского общинного проживания татар. Расцвету различных видов декоративного искусства способствовали сохранявшиеся с феодальной эпохи высокие ремесленные традиции, послужившие созданию образцовых, так называемых классических форм.

Они сложились на базе городской культуры татар Поволжья и Приуралья, которая, в свою очередь, сформировалась на основе этнокультурных традиций казанских татар. В отличие от других этнических групп, казанские татары создали развитые формы ремесленного производства, что позволило выпускать массовую тиражируемую продукцию, обеспечивавшую нужды всех территориальных групп татар (Поволжья, Приуралья и Западной Сибири) и даже башкир, отчасти казахов. Центрами развития татарской классической культуры были Казань и крупные аулы Заказанья.

Татарский костюм (комплекс традиционных компонентов одежды), ансамбль экстерьера и интерьера жилища, орнаментальный и колористический строй в художественном языке искусства.

На втором этапе (вторая половина XIX — начало ХХ вв.) ремесленная деятельность расширяется и охватывает почти все сферы материально-художественного производства, широко проникает как в городской, так и в сельский быт. Производство предметов быта постепенно становится одним из основных занятий населения татарских сел. Здесь оно развивалось в форме домашнего производства, ремесла и сезонного отхожего промысла.

Сложилась даже специализация населения отдельных деревень в производстве тех или иных видов изделий, что нашло отражение в их названиях: Балтаси от «балтачы» (плотники), Тимерцы от «тимерче» (кузнецы), Бакырче от «бакырчы» (медники), Чулпычы (мастера по изготовлению чулп — накосников) и др. В ремесленных мастерских обучались подмастерья и создавались артели, в которых обычно объединялись близкие родственники, хотя были и мастера, работавшие одиночками по заказам. Секреты мастерства оберегались и передавались по наследству от отца к сыну или дочери (в ювелирном деле), как и инструментарий.

В отличие от ремесленного производства для художественных промыслов характерно массовое изготовление товаров для рынка в мастерских, цехах и артелях. Не выделяясь из общей массы кустарных производств, они развивались в форме мануфактурного производства с разделением труда по стадиям изготовления изделий. Это было связано с необходимостью повышения производительности труда. Однако мастер переставал создавать вещь целиком, и работа его ограничивалась выполнением одной или нескольких операций, что снижало художественный уровень изделий.

В Казани и близлежащих татарских деревнях наиболее крупным из художественных промыслов в XIX в. был ичижно-каляпушный промысел по производству декорированной мозаикой узорной кожаной обуви и золотошвейных головных уборов (калфаки и тюбетейки).

К мелким производствам в форме промысла относилось изготовление изделий художественного ткачества, войлочных (киез) и безворсовых (келэм) ковров.

В ичижно-каляпушном промысле были объединены ичижное (изготовление узорной обуви в технике кожаной мозаики) и золотошвейное (изготовление расшитых головных уборов — каляпушей, калфаков и обуви) производства. Такое объединение было связано с тем, что и тут и там в процессе производства использовался труд мастериц (преимущественно надомниц), сшивавших специальным вышивальным швом узорные заготовки кожаной обуви и украшавших в технике золотого и серебряного шитья головные уборы и обувь, в основном шитых из бархата.

До конца XVIII в. шитьем ичигов занимались преимущественно на дому женщины-селянки, расшивая их себе в приданое. Шитье обуви было отделено от выделки кожи — сафьяна, юфти, которую покупали на рынках в готовом виде. Золотошвейные головные уборы также изготавливались на дому, иногда в школах при мечетях (мектебах) для девочек.

В основе ичижного промысла как массового производства изделий татарской узорной обуви из кожи — сапог (читек, ичиги) и туфель (башмак, чувэк) лежат традиции художественной обработки кожи в технике мозаики — каюлы кун, редко — тиснения. Обувь создается из узорных разноцветных кусочков кожи (сафьян, юфть), сшитых встык, с применением уникальной техники ручного шва, тачающего и одновременно украшающего изделие.

татарская узорная обувь

В мануфактурном производстве процессы труда были разделены между исполнителями. В ичижном промысле изготовляли полуфабрикат вещи и работали над ее отделкой. Труд был раздельным: мужчины кроили изделия, женщины сшивали кусочки раскроенной кожи, затем подошвы к готовому изделию опять пришивали мужчины. Мужской труд был направлен на подготовительные и завершающие этапы процесса создания обуви. Если в ремесленном производстве разделение труда происходило в пределах семьи или артели, то в промысле специализация углубилась: крой обуви и ее окончательную отделку стали осуществлять в Казани, в то время как сшивание кусочков узорной кожи — в деревнях Заказанья.

Раздельным был и труд в золотошвейном производстве головных уборов (мужских — тюбэтэй, каляпуш, женских — калфак, такыя) и бархатной (башмак) обуви. Сначала закройщики кроили отдельные конструктивные части изделия, затем вышивальщицы их украшали узором, и после этого заготовки сшивались в изделие.

Разделение процессов труда способствовало захвату производства фирмами, торгующими «азиатской» обувью и головными уборами. Они заготовляли сырье — кожи, бархат, нити и др., перебрасывали изделия от одного исполнителя к другому. В Казани работали заготовщики, закройщики, сапожники, в то время как вышивальщицы преимущественно трудились в деревнях, в основном Заказанья.

Меньшее число их жило в слободах Казани. В ичижном производстве, кроме сапожек, изготовлялись также кожаные и бархатные женские туфли, кожаные тапочки. Их выпускали как на мягкой, так и жесткой подошве.

Производство всех видов узорной обуви было сосредоточено в Казани и в крупных селах Заказанья (Арск, Дубъяз, Большие и Малые Ковали, Мемдель, Клачи, Кырлай, Мульма, Ср. Аты, Атня, Субаш, Инся, Ср. Серда, Тимерче, Ямашурма), а также в некоторых деревнях Чистопольского, Тетюшского, Мамадышского, Спасского, Лаишевского уездов Казанской губернии. Локальные очаги производства татарской узорной обуви существовали в конце XVIII— начале ХХ вв. в Оренбурге (Сеитов посад), Касимове, Тобольске, Томске и Бухаре. Подобные татарским ичигам узорные сапожки изготавливались в Торжке Тверской губернии.

Г.М. Залкинд, опираясь на сведения о занятиях жителей Казани в 1840-1841 гг., приводит имена нескольких ремесленников — Апсалямов, Рахманкулов, Саитов, Гайсин, Габдрахманов, Семенов, занимавшихся производством ичигов. Наряду с мелкими ремесленными мастерскими, работали появившиеся в 1840-е гг. крупные мануфактуры (купцов М.Ю. Абдуллина и М.Ф. Файзуллина), которые получили развитие в форме художественного промысла. Среди производителей золотошвейных головных уборов была 2-й гильдии купеческая жена Х. М. Апакова, представившая изделия на Первой мануфактурной выставке в Казани в 1837 г.

По статистическим данным, в конце XIX в. в Казани работало до двух тысяч мастеров, до 10 тысяч — в окрестных аулах. Производство узорной обуви достигало до трех миллионов пар в год. Заказы выполнялись как на внутренний, так и внешний рынок. Изделия отправлялись на крупные ярмарки в Западную Европу, города Поволжья, Урала и Сибири и особенно в Среднюю Азию, отчего этот вид обуви и получил название «азиатской».

К 1910 г. число торгующих лавок в Казани достигло 43, куда поставлялся ичижный товар от 34 фирм-производителей. Наиболее крупным производителем и торговцем узорной обуви был казанский купец 2-й гильдии Мухаммадзян Галеев (Галиев). В 1869 г. он основал фирму по производству и продаже национальной обуви.
Изделия его фабрики, выпускавшей обувь и головные уборы (около 100 моделей), продавались в Казани, Уфе, Троицке, Петербурге, Москве, в Оренбургской губернии, городах Сибири и Средней Азии, вывозились на Нижегородскую, Ирбитскую, Мензелинскую, Симбирскую и другие ярмарки.

Они были удостоены российских и иностранных наград, в том числе Большой золотой (1883) и бронзовой (1886) медалей Европейского общества наук в Париже, серебряной медали Всемирной Парижской выставки (1889), международной выставки в Чикаго (1893), серебряной медали Всероссийской Нижегородской выставки-ярмарки (1898). Среди производителей и торговцев «азиатской обувью» в Казанском крае были также З.Ш. Хусаинов, А.-С. Губаев, М.-С. Дяминев, Х. Юсупов, С. и С. Каримовы, З.З. Усманов и др.

Наиболее крупной фирмой в конце XIX в., торговавшей произведенными на ее же фабриках тюбетейками, каляпушами и калфаками, была фирма Гайнутдина Сабитова с сыновьями. Помимо основной торговли в Казани, филиалы фирмы имелись на Нижегородской, Мензелинской, Бугульминской и других ярмарках. Изделия фирмы Г. Сабитова были признаны лучшими на всем общероссийском рынке и удостаивались наград на промышленных выставках в России и за рубежом. Например, в XIX в. они были награждены золотой медалью в Лондоне (1884 г.), серебряными медалями в Амстердаме (1883 г.), Казани (1886 г. и 1890 г.), Париже (1888 г.), Нижнем Новгороде (1896 г.).

С конца XIX в. вовлечение ремесел в систему капиталистической экономики, разделение процесса изготовления изделий в ичижном и золотошвейном промыслах, привело к отрыву от традиций народного искусства, к обезличиванию творчества и к падению художественного качества изделий. К тому же, они не выдерживали конкуренции более дешевых фабричных товаров и начали постепенно угасать. Как о «забытой отрасли труда», в которой нещадно эксплуатируются мастера промысла, писал в 1886 г. М.А. Рылов.

Ичижный и золотошвейный промыслы были одними из крупнейших в России, другие художественные ремесла татар не сложились в столь крупные производства. Одни из них, например ювелирное, развивалось как получившее массовое распространение ремесло, другие, как художественное ткачество, повсеместно развиваясь в форме домашнего производства, оформились в небольшие мануфактуры, третьи — резьба по камню, домовая резьба по дереву — развивались в форме частного производства с работой на заказ.

Массовое распространение у татар получило ювелирное ремесло. Это было связано с высоким уровнем его развития, начиная еще с эпохи Средневековья, сохранением традиций как в технологии производства, так и в оформлении украшений. Ювелиры работали с золотом (алтын), серебром (комеш), медью (бакыр) и их сплавами. Основное производство ювелирных изделий было сосредоточено в Старой и Новой татарских слободах Казани и в деревнях Заказанья (Арский, Сабинский, Мамадышский, Лаишевский районы).

Отдельные очаги ювелирного ремесла имелись также в татарских слободах Астрахани, Касимова, Уфы, Троицка, Бугуруслана, Тобольска, Томска и других городов, а также в деревнях Восточного Закамья, Самарской, Симбирской, Вятской, Пензенской, Пермской губерний. Широко известными центрами татарского ювелирного ремесла за пределами Поволжья были Сеитов посад Оренбурга, село Кырмыскалы в Башкирии и другие.

К середине XIX в. ювелирное ремесло достигло наибольшего подъема. Его развитию способствовал большой спрос на украшения, наделявшиеся не только декоративной, но и социально-престижной функцией (серьги, браслеты, накосники, ожерелья, коранницы, перстни), отдельные из них (хасите, яка чылбыры, поясные застежки) были составной частью одежды. Однако ювелирное производство не стало кустарным промыслом. Это, по-видимому, связано с тем, что в нем основную роль играло зависимое от технологии индивидуальное мастерство, тонкое ручное исполнение изделий в таких сложных техниках, как скань, зернь, чернение, гравировка. Кроме того, мастерство было потомственным, передавалось по наследству близким родственникам. Его секреты оберегались, особенно в уникальной технике бугорчатой филиграни, которой владели лишь ювелиры Казани и отдельных близлежащих аулов. Поэтому ювелиры работали одиночками или небольшими артелями, по заказам и на массовый рынок.

В селениях ювелирным ремеслом обычно занимались крестьяне в свободное от земледельческого труда время. Зимой мастера уходили на заработки в соседние и отдаленные области — Башкирию, Оренбургскую степь, Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию, создавали украшения по частным заказам или продавали готовые изделия. В сельские артели объединялись близкие родственники, одни из них делали конструкцию изделия, другие его декорировали, третьи полировали и т. д. Мастера разделялись не только по способу изготовления изделий, но и по видам создаваемой продукции, что нашло отражение в названиях некоторых аулов, например, Чулпыч Сабинского района, жители которого занимались производством женских накосников — чулп.

Свои изделия ювелиры не клеймили, что отличает ювелирное дело татар от русского, определяя его народный характер. Ювелиры, мастерские и фирмы в России XIX в. были обязаны ставить свои клейма — именники. Причина отсутствия клейм на татарских украшениях заключалась в том, что мастера часто работали с низкопробным серебром, его примесями, и это не соответствовало требованиям Государственной пробирной палаты. К тому же, производство украшений, особенно в деревнях, являлось дополнительным приработком.

Поскольку женские украшения, особенно у татар и других мусульманских народов, пользовались огромным спросом, то «под татарские» и «под восточные» (нередко копируя дорогие изделия татарских ювелиров) создавались изделия в русском селе Рыбная Слобода Лаишевского уезда Казанской губернии. Во второй половине XIX в. созданное здесь производство приобрело характер крупного кустарного промысла. Среди мастеров промысла были и татарские ювелиры, которых приглашали для создания образцов национальных украшений и для обучения местных мастеров техникам филиграни и черни. Продукция промысла отличалась относительной дешевизной и распространялась не только в Поволжье, но и в Приуралье, Сибири, Средней Азии, продавалась на Ирбитской и Мензелинской ярмарках. Ювелирные изделия отправляли также в Германию, Англию, Америку.

Ювелирные украшения

С конца XIX в. традиционное ювелирное ремесло постепенно угасает. Этому способствовало разрушение сложившегося комплекса национального костюма и исчезновение связанных с ним видов украшений. Изысканные по форме и изготовлению изделия уступили место массовым фабричным.

Другим крупным ремеслом у татар было кузнечное. После завоевания Казани татарам, как и всем «инородцам», во избежание изготовления оружия, было запрещено производство изделий из металла горячим способом. Почти повсеместно в Казанской губернии прервалась местная традиция кузнечного ремесла, которое перешло в руки переселившихся в Казанский край русских мастеров.

В XIX в. кузнечное ремесло продолжало возрождаться в татарских селах и городских слободах в Поволжье, Приуралье и Сибири. Образовались крупные центры. Например, в современном Арском районе РТ была известна д. Тимерче (Чемерцы), дословно «кузнецы»; в современном Зеленодольском, Апастовском и Тетюшском районах РТ д. Бакырче (Бакрче), дословно «медники». Потомственные мастера обычно работали семьями, в каждой деревне были одна-две кузницы, находившиеся у реки на окраине деревни.

В XIX в. мастера — медники и кузнецы работали с медью, железом и его сплавами, латунью, производили предметы бытового назначения, посуду, украшения для конской сбруи и упряжи и другие изделия, которые украшали несложными узорами в технике чеканки, гравировки, тиснения и резьбы (тазы, самовары, чайники, подносы, ковши, ведра, кованые сундуки, щипцы для печных углей, воротные и дверные ручки).

Массово изготовлялись кумганы, обычно медночеканенные (часто из латуни), характерной приземистой формы. Центрами их производства были Казань и деревни Заказанья (Б. Атня, Тимерче-Чемерцы и др.). Кумганы производили также в татарских слободах российских городов, почти в каждой татарской деревне. В конце XIX в. продукция мастеров по металлу создавалась преимущественно без орнаментации, в сугубо утилитарных по назначению формах.

В форме художественного ремесла, в котором мастера работали исключительно на заказ, развивалось искусство резьбы по камню в изготовлении татарских надгробий — каберташей. Сельские и городские резчики по камню часто совмещали свое ремесло с кузнечным и ювелирным, некоторые были резчиками по дереву; большинство владело каллиграфическим письмом. Иногда сложные надписи составляли имамы мечетей или каллиграфы — хаттаты.

Например, имам Первой мечети Пороховой слободы г. Казани Габдельбари Муэминов в 1880-1920-е гг. изготовлял по заказам резные эпитафии из мрамора, гранита и известняка. Образцы исполненных им надгробий сохранились на татарских кладбищах Казани и окрестных деревень. Объявления имама о приеме заказов публиковались в газетах и журналах того времени.

Подавляющее число памятников безымянны, из оставивших на каберташах XIX в. свою подпись: Аюб бин Исмагил, Гайса бине Гыйзатулла, Даулатша мулла, Зайнульгабидин, Ибрагим ибн Мухаммед, Кальметов Фатхулькадир, Мухаммед Ханафи, Мухаметзакир ибн Шакир, Лотфулла бине Галиулла, Хайрулла бине Гиззатулла и другие. Имена их выявил М. И. Ахметзянов. Первые каталоги рисунков надгробий, находящихся на кладбищах Сеитовой слободы г. Оренбурга, знаменитого своим медресе г. Стерлибаша и близлежащих к нему татарских деревень (Карагыш, Эмир, Яшергэн, Хэлекэй и др.) в Башкортостане, опубликовал в книгах стерлибашский краевед В. М. Усманов.

Широкое распространение в татарских городах и деревнях в XIX в. получила художественная резьба по дереву. Традиционно ею занимались потомственные мастера, нередко сочетавшие плотницкое ремесло со столярным. Сложные узорные и точеные детали создавали мастера, специализировавшиеся в токарном ремесле. Обычно они работали на заказ для жителей своего села и ближайшей округи. У каждого столяра была своя мастерская, находившаяся во дворе в комплексе с хозяйственными постройками.

Среди резчиков были краснодеревщики, производившие резную мебель (буфеты, шкафы, столы, детские колыбельки, арбы, конские дуги, сундуки и пр.), многие детали которой (ножки столов и стульев, дверцы и пр.) обрабатывались на станке. Были и мастера, вырезавшие утварь и посуду (маслобойки, ступы, кадки, коромысла, чаши, ложки, вальки для белья, доски для раскатки теста, прялки, ткацкие станки и др.), создававшие музыкальные инструменты (скрипки) и оформлявшие их простейшим узором выемчатой или ногтевидной резьбы.

Повсеместное распространение получила домовая резьба, богатые образцы которой относящиеся к XIX в. сохранились в оформлении домов городской (татарские слободы гг. Казани, Касимова, Томска, Тобольска, Уфы и др.) знати. Из наиболее ранних образцов домовой резьбы, относящихся к первой половине XIX в., до нас дошли уникальные постройки сельской знати Заказанья в селах Атня и Б. Менгеры. Это двух- и трехэтажные дома, украшенные резным накладным узором, архитектурными деталями в виде колонок с ордерами, пилястрами, стрельчатыми и килевидными фронтонными нишами, легкими верандами и галереями. В каждом селе были свои оригинальные узоры резьбы на наличниках окон, фронтонах фасадов, в оформлении ворот.

Традиционными у татар техниками были ногтевидная и глухая накладная резьба. С конца XIX в., с изобретением пилы, появляется пропильная техника резьбы. Из татарских деревень по богатству пропильной резьбы выделяются жилища правобережья Волги. В селах Поволжья, Предкамья и Закамья, а также в Приуралье и Сибири, в резном убранстве домов сочетаются накладная и пропильная техники.

К народному искусству, получившему развитие во всех формах ремесла (домашнее производство, кустарное ремесло и мануфактурного типа производство), надо отнести художественное ткачество. Оно традиционно развивалось у татар в виде домашнего ремесла, однако сложные по исполнению и богато орнаментированные изделия изготавливались на заказ и на рынок. Примерно с середины XIX в. в бывших Атнинской, Нурлатской и других волостях работали основанные на ручном труде мелкие ткацкие мануфактуры, в которых изготавливали узорные и кумачовые ткани, а также кумачовые головные платки.

Главным исходным материалом для ткачества татар Поволжья и Приуралья служило растительное (конопля, лён) и животное (овечья шерсть) сырье. Со второй половины XIX в. ткали фабричными хлопчатобумажными нитями. Надо отметить, что татарское городское и отчасти сельское (Заказанье) население перестало употреблять домотканину для одежды уже с середины XIX в., на смену ручным изделиям пришли покупные фабричные ткани.

С ткачеством тесно связано безворсовое ковроделие. В татарском ковроделии наибольшее распространение получили безворсовые ковры из шерсти, у сибирских татар популярны были ковры, ткавшиеся из крапивы (аламыч). У последних (особенно барабинских татар) бытовали и камышовые циновки, плетеные вручную и на станке. Циновки из камыша и рогозы производили до начала XX в. приуральские татары и татары юго-восточного региона Татарстана; тростниковые циновки (жикэн) — астраханские татары.

Широко распространенным до конца XIX в. было войлочное ковроделие, применявшееся для изготовления одноцветных и узорных ковров — киез. Со второй половины XIX в. киез постепенно выходит из употребления, хотя их производство продолжалось в татарских деревнях Бугульминского, Мензелинского уездов Казанской губернии, в Самарской, Оренбургской областях, Западной Сибири до начала XX в. В основном изготавливались одноцветные ковры.

Традиционно ковроделием у татар, кроме войлочного, в котором использовался труд мужчины, занимались женщины. Оно носило форму домашнего ремесла, хотя были и ковровщицы, работавшие на заказ. Во второй половине XIX в. в татарских деревнях Мензелинского и Мамадышского уездов Казанской губернии были налажены мануфактурного типа производства по изготовлению безворсовых ковров, половиков-дорожек и ястыков (небольшие плоские подушки для сиденья).

Не меньшее значение в быту татар получили вышивки, которые с распространением с 70-х гг. XIX в. европейской тамбурной машины приобретают характер ремесла, в основном среди городского населения. По заказам и на рынок создавались свадебные «казанские полотенца», скатерти, намазлыки, головные платки, которые через скупщиков вывозились в Башкирию, Среднюю Азию, Сибирь и другие районы России. О кустарно-промысловом производстве шитых золотом головных уборов — калфаков и тюбетеек уже говорилось. Отметим лишь, что такой женский головной убор, как такыя, получивший распространение у приуральских татар и татар-мишарей, а также тюбетейки часто изготавливались и расшивались (бисером, жемчугом) местными сельскими мастерицами на дому по заказам и на рынок.

Изделия татарских ремесленников пользовались большим спросом у многонационального населения края и в отдаленных регионах. Среди продукции татарских мастеров особенно популярными были ювелирные украшения и узорная обувь, ставшие частью костюма не только этнотерриториальных групп татар, но и башкир, казахов, отдельных групп узбеков. Изделия татарских мастеров получили широкое признание и в качестве художественных произведений экспонировались на Всемирной Парижской выставке в 1900 г. (коллекция с выставки хранится в Российском этнографическом музее). Однако с конца XIX в., с распространением дешевой фабричной продукции, модернизацией бытовой культуры и влиянием европейской моды, многие традиционные ремесла и промыслы татар постепенно исчезали.

Гузель Валеева-Сулейманова.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (15 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...


Обсуждение закрыто.